Новость опубликована 27/10/2021
«Воспитание чувств»

О шедеврах анимационного кино


28 октября отмечается Международный день анимации – праздник, объединяющий художников, аниматоров, тех, кто причастен к искусству мультипликации.

15 сентября исполнилось 80 лет известному и признанному, как на родине, так и за рубежом, художнику-мультипликатору Юрию Борисовичу Норштейну.

Мы решили объединить эти события, и рассказать о самых известных работах мастера и о тех мультфильмах, которые отмечает он сам.

...

Огромное значение для Норштейна имеет «воспитание чувств». Культура не может существовать без обращения к душе человека. А еще он убежден: «Разговор о мультфильмах нельзя вести в отрыве от разговора об искусстве». На мультфильмы самого режиссера, созданные им совместно с женой и художником-постановщиком Франческой Ярбусовой, повлияла живопись Рембрандта, Пикассо, Клее, Ван Гога, русская иконопись, поэзия и графика Японии. Кстати, японцам оказалось очень близким творчество режиссера из России, а в 2003 году на Международном анимационном фестивале в Японии лучшим мультфильмом в истории анимации признали «Ежика в тумане».


«Ежик в тумане» (1975), Юрий Норштейн (СССР)

Для создания картины, в основу которой легла простая и поэтичная сказка Сергея Козлова, было использовано множество революционных техник наложения слоев и световых эффектов. Когда на заседании худсовета режиссера спросили, почему он выбрал для воплощения на экране столь «непритязательную» историю, он прочел первые строки «Божественной комедии» Данте: «Земную жизнь пройдя до половины, / Я очутился в сумрачном лесу».

Ю. Норштейн: «Если внутри живого существа не проложен путь, оно пустое, нет поступка. Ежик случайно, в силу любопытства, попадает в обстоятельства, о которых ничего не знает, погружается в них и испытывает разные чувства - от любопытства и задиристости до драматизма, когда он на грани гибели».


2


«Сказка сказок» (1979), Юрий Норштейн (СССР)

«Сквозной образ фильма – это метафора японской поэзии, живописи и вообще стиля жизни, которая сводится к тому, что мимолетности являются самыми важными, существенными в жизни» (Ю. Норштейн). Главный герой – симпатичный и трогательный серенький волчок – проводник по воспоминаниям: о тепле родного очага, о маме, о предвоенном танго, о тех, кто не вернулся с войны, о том, как падал снег в счастливом детстве.

Ю. Норштейн: «По внутреннему ощущению мне ближе «Сказка сказок», поскольку этот фильм личный – там моя судьба. А в «Ежике» моя судьба ровно в той степени, в какой там отразились какие-то мои детские переживания, моя рефлексия, моя сердечная судорога, мои спазмы, мой страх и мой выход из страха».


3


«Ночь на Лысой горе» (1932) Александр Алексеев (Франция)

«…это несомненно фильм об ужасе, который притаился где-то рядом, о населяющих мир бесах и о малости человека, который не способен противостоять теневой стороне жизни» (М. Терещенко. «Грамматика сна»)

Фильм – визуализация симфонической поэмы Мусоргского, одна из знаковых работ в истории мировой анимации. Алексеев, французский мультипликатор российского происхождения – создал в 1931 году метод мультипликации на игольчатом экране. В этой технике рисунок создается при помощи множества воткнутых в него и погруженных на разную глубину игл. Алексеев творил не один, ему помогала жена Клер Паркер, полноценный соавтор мультфильмов мужа. Работы, созданные с применением техники игольчатой анимации, отличают дрожащие линии, отсутствие резких контрастов, изысканная пластика движений персонажей и возможность сочетать плоский рисунок с барельефным изображением. С ее помощью можно передать полутона, эффект дымки и создать нечеткие переливающиеся формы. Мультфильм «Ночь на Лысой оказал сильное влияние на творчество Юрия Норштейна, который считает, что это «просто выдающееся произведение»: «Я не могу сказать, лучший он или худший, - я говорю, какую прививку он дал мультипликации, вообще искусству и культуре. Открытие Алексеева было феноменальным. Тогда Дисней уже заполонил все, а он открыл такой графический принцип, такое изображение, какое просто никому не снилось в это время, и никто из режиссеров этим не занимался».


4


«Улица» (1978), Кэролайн Лиф (Канада)

Это экранизация главы из книги Мордехая Рихлера «Улица» (The Street), о его детстве, прошедшем в 40-ых годах в еврейском районе Монреаля. Непростая история с умирающей бабушкой показана через восприятие ребёнка. Приближающаяся смерть близкого человека – печаль для всей семьи, но беспомощную, потерявшую разум старушку приходится терпеть не один год, а маленький внук мечтает поскорее занять ее комнату. Мультфильм сделан средствами живописи по стеклу.

Ю. Норштейн: «Кэролайн Лиф – это поразительное сочетание живописных свойств экрана, открытых ею же, и способности погрузить эти свойства в точные психологические условия. Или наоборот – как хотите <…> Для меня ее фильм «Улица» был абсолютным открытием и неожиданностью, поскольку ничего похожего в мультипликации до нее никто не делал. Это было другое мышление <…> во многом сам ее подход к белому экрану, к пятну, к пластической форме, к моменту разделения пространства на белое и черное, на белую форму и черную форму – это удивительно. Кэролайн Лиф очень внимательно прислушивается к миру. От звучащего слова до самого простого жеста».


5


«Жил был пес» (1982), Эдуард Назаров (СССР)

Еще в детстве автору мультфильма запала в душу українська казка про волка Сірко. Став режиссером, он обратился к ней, создав совершенно удивительную историю. Норштейн отзывался об этом мультфильме так: «фильм «Жил-был пес» абсолютно великий. В нем встречаются два старых человека, каждый со своей судьбой. И неважно, что этот волк, а этот пес. Эдик сделал кино о двух существах, которые одиноки в мире и никому не нужны. Нужны только друг другу».

Воссоздать в мультфильме настоящее украинское село режиссеру помогли поездки в гости к другу, в одну из украинских деревень («…кое-что ухватил оттуда – настроение, аромат. Все это пришлось по душе и перекочевало в фильм») и зарисовки из Пирогова – Киевского этнографического музея под открытым небом. Наброски одежды, утвари, посуды и всяких мелочей были сделаны Назаровым в львовских этнографических музеях. Жемчужиной материала стала аутентичная музыка, на появление которой повлияла подаренная сотрудниками института фольклора и этнографии Академии наук УССР магнитофонная катушка с записями песен, звучащих в украинских селах.


6


«Бах!» (Crac, 1981), Фредерик Бак (Канада)

Название мультфильма переводят как «Кряк» или «Бах» – звук, который издает кресло-качалка. О его судьбе и пойдет речь. Сначала это любимый предмет интерьера семьи канадских фермеров – аттракцион для детей и место отдыха пожилых родителей. С наступлением нового века кресло оказывается на свалке, а затем в музее, созданном на месте бывшей атомной станции (экологическая тематика проходит через всё творчество Ф. Бака). Мультфильм завершается кадрами кресла в образе живого свидетеля времени, вспоминая свою славную прошлую жизнь – от ностальгической эпохи беззаботного детства и единения с природой до суетливой «взрослой» постиндустриальной эпохи с мегаполисами и культом потребления.

Ю. Норштейн: «Его творчество вырастало из его поступков, понимания мира. Он не просто рисовал, сочинял фильмы. Они – продолжение его любви к миру и природе. Он выращивал искусство, как садовник дерево. Его поступки в искусстве шли в след жизненным поступкам».


7


«Каникулы Бонифация» (1965), Федор Хитрук (СССР)

Литературная основа – сказка чешского писателя Милоша Мацоурека «Бонифаций и его родня» о цирковом льве, приехавшем домой на каникулы и вместо отдыха неустанно дающем представления для своих «маленьких, потешных племянников». Норштейн работал около двух месяцев в съёмочной группе «Каникул Бонифация» и получил от него «колоссальное впечатление»: «…я увидел, что такое работа над ритмом фильма. По сию пору для меня этот фильм – образец идеально построенного соотношения авторского текста и движения персонажа». А еще, по словам Норштейна, «Каникулы Бонифация» можно отнести к одному из эталонных работ «Союзмультфильма»: «потому что я знаю, какая там изумительная, тончайшая режиссура, которую на самом деле должны изучать актёры игрового кино…»

Интеллигентный, обаятельный, в высшей степени талантливый цирковой лев наделен антропоморфной пластикой. Нарисовал его художник-иллюстратор Сергей Алимов, пояснявший, что «…эта картина о добре, о любви, о самопожертвовании. И Бонифаций – это человеческий характер, это христианская идея, он живёт для других».

Для Фёдора Хитрука Бонифаций – метафора творчества, художника, в целом, который привык работать не покладая рук (лап?): «Этот лев вкалывал в Африке 24 часа в день, и вдруг в конце заявляет: «Какая замечательная вещь – каникулы!» Он считает, что хорошо отдохнул, понимаете? И в этом есть большая правда! Когда вы чувствуете, что приносите радость, вы не устаёте».


8


Источники: