Новость опубликована 16/03/2022
«Лесными тропами Мамина – Сибиряка»

К 170-летию со дня рождения Д.Н. Мамина- Сибиряка и Международному дню леса посвящается


«…Здесь, в лесу, вы чувствуете, что в вас затихает и боль,

и невзгоды, и заботы, сменяясь свежим и светлым чувством жизни».

(«Лес»)

Дмитрий Наркисович Мамин - Сибиряк – уральский писатель, почитаемый многими любителями русской словесности.  Он был настоящим мастером, владевшим богатством русского слова. А.П.Чехов говорил: «У Мамина слова настоящие».

1977

(Художник: М. Дистергефт, «Портрет Д. Н. Мамина-Сибиряка», 1977 г.)

В литературе Урала и до  сих пор нет такого сильного художника, который сумел бы  так передать своеобразие природы края. Описание природы, ее стихий и состояний занимает большое место  в его рассказах и очерках. Предлагаем  вместе  пройтись вместе с писателем лесными тропами.

До четырнадцати лет Мамин - Сибиряк жил в Висиме – так называется сейчас бывший Висимо- Шайтанский завод. С ранних лет все шире становился круг его интересов к природе. Лес и горы манили своей незнакомой жизнью. Дальние  дороги вели на шиханы величественных гор, и оттуда до горизонта были видны лишь голубизна неба да зелень и синева лесов, и душа ощущала, как широка жизнь.

«Мягкий желтоватый мох скрадывает малейший звук, и вы точно идете по ковру, в котором приятно тонут ноги; громадные папоротники, которые топорщатся своими перистыми листьями в разные стороны, придают картине леса сказочно фантастический характер. Прибавьте к этому неверное, слабое освещение, которое, как в каком-нибудь старом готическом здании, падает косыми полосами сверху, точно из окон громадного купола,– и вы получите слабое представление о том лесе, про который народ говорит, что в нем «в небо дыра».

(«Золотуха»)

Лесная глушь 1872 209х161

(Художник: И.И.Шишкин, «Еловый лес», 1872 г.)

Выражение «Лес – в небо дыра» в Пермском крае обозначало «глухой лес или глухое место в лесу». Такое толкование дает  Иван Алексеевич Подюков, доктора филологических наук и исследователь диалектной лексики и фразеологии.

Следует отметить, что писатель,  рисуя панораму гор, рек, лесов непременно говорит и о человеке.

«Как хотите, но в лесу голова работает совсем не так, как у себя дома, и прежде всего здесь поражает нас непривычная лесная тишина, которая дает полный разгул воображению, точно идешь по какому- то заколдованному царству. Днем эта тишина нарушается ветром и птицами, а ночью вы окончательно предоставлены самому себе и невольно прислушиваетесь уже к тому, что незримо хранится в глубине вашей души. Выплывают смутные образы, неясные лица, звуки и краски»

(«Лес»)

Первым учителем в общении с живым миром природы в детстве в  Висиме был Николай Матвеевич Дюков, дьячок «по должности», философ по душе, несущий в себе народное отношение к природе. В походах рождалась любовь к лесу, к природе, чувство слитности человека с ней.

«Трудно сравнить с чем-нибудь, то чувство, которое охватывает вас, когда вы бродите по лесу такой осенью. Под ногами как-то  по – мертвому шуршит облетелый лист, трава тоже сухая и жесткая, как волос, а зато какими яркими  цветами играют березняки и осинник, точно обрызганные золотом и кровью! Воздух напоен тем особенным горьковатым ароматом, какой дает палый лист; осенний крепкий холодок заставляет вздрагивать, дышится легко».

(«Мизгирь»)

image

(Художник: Н.С Лагуткин, «Скалы на реке Исеть»)

Читая произведения писателя, можно увидеть, как внимателен Мамин - Сибиряк к переходным состояниям природы: утро, вечер, ночь. Вот  как описано летнее утро в романе «Горное гнездо».

«Летнее утро было хорошо, как оно бывает хорошо только на Урале; волнистая даль была еще застлана туманом; на деревьях и на траве дрожали капли росы; прохваченный ночной свежестью воздух заставлял вздрагивать; кругом царило благодатное полудремотное состояние, которое овладевает перед пробуждением ото сна».

(«Горное гнездо»)

image

(Художник: А.Желонкин, «Туман в лесу»)

Наиболее часто Мамин-Сибиряк говорит о чувстве умиротворения, радостной отрешенности от мелких волнений. Входя в уральский лес, автор «оживает в нем душой и телом», отрешается «от суеты наших городов», в лесу он чувствует себя «желанным и дорогим гостем».

«…Каждый раз, когда мне приходится бывать в нетронутом, настоящем лесу, мною овладевает то самое особенное душевное состояние, которое переживалось еще в детстве, когда случалось со смешанным чувством страха и благоговения проходить по пустой церкви».

(«Золотуха»)

Мамина-Сибиряка радует созерцание силы, бурных состояний, катаклизмов природы. В его пейзажных зарисовках увидите эпитеты, выражающие чувство благоговения и изумленной радости при столкновении со стихийной мощью сил реки, леса, грозы. 

«Весь лес вспыхивал от молнии, как один громадный костер, а небо падало на землю громадной тяжестью, как вероятно упал бы каменный свод. Являлось какое- то щемящее сознание собственной ничтожности и беззащитности».

(«Хозяин»)

image

(Художник: Д.Крель, «Утро»)

На протяжении всей своей жизни и каждым произведением писатель призывал к любви: к Уралу и его людям. Его пейзажи утверждают красоту Урала, открывают сердце человека, который любит её, заставляют верить в гармонию во взаимоотношениях.

Источник: 

Милые зеленые горы. – Свердловск: Средне - Уральское книжное издательство, 1990. – 181 с.